Добавить в избранное
Логин:
Пароль:
Запомнить:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Тел. +7-981-847-77-94
Пн - Пт: 11 - 20;  Сб - Вс: вых.
Переход в
оптовый отдел
Розничный отдел
Переход в
оптовый отдел
 
Главная Новости Новинки Каталог Статьи Инфо Форум Галерея Байки Конкурсы Вопросы Контакты
 
Статьи    
 
Статьи по разделам
ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА
ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА
ЛЕТНЯЯ РЫБАЛКА
ЛЕТНЯЯ РЫБАЛКА
МОРСКАЯ РЫБАЛКА
МОРСКАЯ РЫБАЛКА
Снасти
Снасти
Наша продукция в Интернете
Наша продукция в Интернете

Мы в социальных сетях:
Мы в социальной сети "В Контакте"Мы в социальной сети "facebook"Мы в социальной сети "Одноклассники"Мы в социальной сети "Мой мир mail.ru"Мы в твиттере




 
 

Рыболовные статьи и истории

 
Возврат к списку 11.05.2011
 
Полтозеро. Весна.
 
 
Версия для печати
 
 

Что это было: поездка в прошлое или новое, взгляд в будущее или подтверждение знаемого. Второй раз в одно и тоже место, точно в тоже время с перерывом в год. Всего лишь год. Много или мало. Десятки иль сотня походов, поездок, встреч, неужели прошел год. Будто только вчера иль уже вечность назад снова здесь.
Может есть в том какая необходимость, кроме просто побывать, подтвердить, половить, поймать, привезти... Или что-то ещё.
Что-то ещё манящее и волнующее в Северной тайге.  Запала она в сердце и поселилась на веки. С ней родился, с ней живу, с ней отправлюсь в новый чудный мир.
Что для меня тайга, может ели под небо, лапы, которых смыкаются над головой, и уже не поймешь, толи небо зеленое мохнатое, толи с проблесками голубого. Может паутинка, что одна за другой хватает за лицо, и коль не уклонился, смахивать и смахивать её, волнуя вежливого паучищу. Иль красный головик на беломшанной полянке иль пряди  седого лишайника на сучках. Ой, березовик махонький, волнушка с копейку иль косой, что смылся скачками в ручьевине.
Иль поклёвка, круги разбежались от поплавка, и вот он, торжественно погружаясь, уходит в сторону вглубь. Иль всплеск белорыбицы на вечерней глади озерины.
Иль кряк неизвестной ути, клик взлетающей белоснежной лебединой стаи, дивные просторы Пинежья, иль древние леса Заонежья, причудливые проливы Пачозерья иль бесконечность Кельда, береговые валуны Летнего иль бескрайние болотины Мезенского тракта.
Вряд ли отвечу прямо.
Просто приходит время, и нет мне места в славном Северной граде Архангельске, и манит меня тайга, ждёт к себе, так как взяла в любовь навсегда.

Снежник трудолюбиво тянет вперёд, качает на ухабах разбитой буранки, вылетает на привольные чистые болотины, вновь ныряет в непроходимую вековую тайгу. Пять часов бультыхания в автомобиле по остаткам зимней дороги, и теперь свежий воздух, наполненный ароматами весны, предутреннего морозца и бодрости. Вдыхаю, втягиваю ноздрями, не могу надышаться. Глаза пьют красоту северных лесов, еще-ё серого широченного северного неба. Оно нависло над нами и лижет макушки редких высоченных елей. Огромная птица сидит на дальней вековухе.

Приехали и тронулись

- Стой, - кричит Федорович. Его явно укачало на волокуше.

Тычет пальцем в сторону. Устремляем взор вдаль болота.
О! Черные необъяснимые точки,

Да они же движутся!

Глухари!
Нет.
Присматриваюсь.

Косачи
И не боятся. Топают, как курицы лишь в сторону от нас. Подбирают по пути, крошки осень, рубиновые клюквины. Лежали, лежали под снегом и ждали череды. И пришла, клюет с удовольствием тетерев. Кланяется головкой черной. Спасибо говорит за щедро накрытый стол.
Посмотрели друг на друга и дальше пошли.

Саня шумит: "Поехали! Рыбалка ждёт!"

И вновь на море качка. Бухтит снежник, мелькают увлекательные места.

Ручеек Обухов, кем-то прилежно наведенный мостик. Прямо из сказочного леса. Никаких признаков жилья и приложение добрых человеческих рук. И вековая тайга, лесины под небо, под кронами сказка Бабы Яги.
Путик вьётся, бьётся сквозь, просится на раздолье, на суходолы, мягкую подстилку болот.
Горушка. "Влезешь иль пройдешь? Может соскочить?"
"Зайду"
Снежник легко крадётся вверх. Чьи-то сьюзавшие следы, чьи-то ямы в сугробах от боя в горку. Мы ж, как неведомая мощь, не торопясь, без напряжения и шума вползаем в сопку.
Дальше ухабами по кочкарнику. Медленно переваливаясь с носа на гусю. И так, иногда с провалом, иногда с подбросом.
Чуть осталось. Вижу знакомую, круто нависающую горушку. За ней неведомое озерко. Мало. Посетим ли когда? Хватит ли жизни иль тольк в следующей. Желание есть, оно манит туда. Знать, сбудется.
И стоишь на перепутье, и маешься. Так бы свернул ко многим, многим чудным малым и средним синим глазам таёжной земли. Заглянул в них. Наполнил своей любовью, запал сердцем навсегда на их красу. Эх, ма, Север навсегда. И больше ничего не надо местному таежнику, помору, крестьянину. Что нам столицы, кобылицы иль другая невидаль. Здесь она истина жизни. Здесь просто, по-честному и на виду. Сделал, получил, лег, отдохнул и вновь в поход.
Тайга платит сполна труженику, сполна и лихоприносящему. Всё по полной.
Отдал - получил и больше никак.
Северная природа ранима и терпелива, коли уж решила, то не остановишь. И идут в тайге неведомы городскому человече дела. И всё меньше он надеется на свою силу, и всё больше обрастает комфортом и высотками городских трущоб. В городе не видно неба. Небо города лишь виртуал.
Выплыли в сосновый болотняк, сушины попилены, не чай скоро изба. Буранку исполосовали мотособачьи следы. Последний наездник сильно уставший. То вправо, то влево падал, то яма, то дерево его останавливало. Обрадовался сильно свободе нежданно обвалившейся, принял возлияния, чтоб мысли не снесло. Тако же ему пришлось.
Въезжаем на лёд. Будто вчера сие место покинули. Несколь рыбаков.
- Как рыбалка?
Здоровкаются. Культурные: «Семеро нас и три мотособаки».
- Эка, народу приехала.
Прямо от них, в озерину, врезается вереница лунок поставленной длиннющей сети. Голодны горожане пожаловали:) культурны.
Что ж лови, кому на что придётся. Столь верст, их же оправдать надо и домой поболе привезти. То не мужик будешь :)))
Неприятный осадок от встречи, хочется сказать что-т дерзкое, режущее, показать перстом на обратный путь. Сдерживаюсь. Грубостью лишь грубость порожу.
- Вы куда? В избу?
- Ага, - махаем рукой на прощанье. Снежник рванул, будто с городской духоты вновь вырвался. Даж в тайге она сгущается и давит, тащит её человече за собой повсюду.
Едем по озеру. Полт длинно и широко. От левого берега другого чётко не рассмотреть. Дальние же берега скрываются в горизонте узенькой полоской сливающихся островов и проливов.
Одна, другая, третья изба. Занято, занято, занято. Саня уж горячится. Зря палатку не взяли. Теперь и сам к тому мнению прихожу.
В конце концов, Николай с Сергеем приглашают в Пинежскую избу, говорят, что подвинутся, уляжемся все на ложе-нарах.
Разгружаемся. Находим ящик-шкаф. Удобно закреплён над землей, крышка спереди, вверх поднимается, под весом закрывается. Ни одна мышка не залезет. Вычищаю изнутри кульки со сгнившими чёрными продуктами. Что там было не определить. Выметаю мусор. Стелю свежие газеты. Ребятам не говорю, чтоб не брезговали.
Вокруг избы кучи витающего мусора, бутылки, банки, пакеты. Помойка и среди неё изба. Ладно, буду не замечать. Живут же люди. Вон Сергей говорит, что уже 13-й год здесь бывает. Будем, как все. Покрутил головой, и правда, помойки не заметил, поежился, представил, как тут будет, когда снег сойдет. Ступил через порог в избу. Прибрано, чисто, на столе скатерть. Уютно. Даж приятно садиться. Молодцы мужики следят за своим таежным домом.
Беседуем, обмениваемся впечатлениями о дороге, озере, рыбалке. Николай подсказывает, где можно сорожки на живца наловить. Предлагал товарищу лишь блесной и балансиром заняться. Поискать трофеев, да он молвил, мол, кто, как хочет. Что ж, жерлицы тож рыбалка.
Рулим в конец озера. Снег со льда спал, сухо, твердо.  Етишка летит ретиво, газ попридержать, то и страшновато становится.
Вначале плутаем меж островов и в протоках, потом выходим в нужную штанину. Буранка подходит к языку болоту, стекающему в глубокий залив. Провал извивающего ручья сечёт низину. Набуренные лунки. По приметам, должно быть здесь.
Снежник оставляем поодаль, чтоб стайку сороги не спужать. На каждом озере рыба по разному относится к шуму. Иногда крика достаточно, чтоб клёв прекратить.

Были как-то по весне на Торосе. Поднялся с утра из ям хариус к речке. Воздухом подышать да может частью зайти в свежую струю. Клевало в улёт. Лунку даешь и десяток, другой на льду лежит. Подошел товарищ, потом пару рыбаков издали заметили наше махание руками. Тож пришли на плато. Ловим вместе, всем рыбы хватает. Подходит третий, чуток под мухами. Увидал рыбу, глаза вытаращил, и давай, что есть мочи своих сотоварищей звать, что далече ловили. Покричал то минуток две-три. Товарищи с ящиков повскакивали, засуетились, и к нам метнулись. Азартны, поди. Да зря бежали по колено в снегу, да в воду проваливались до второго льду. Упыхались все. После крику хариус клевать перестал. Просто отрезало. Что по старым лунам ходи, что новы бури. Нетути его. От теперь и думаю, от крику он ушёл иль от жадности, рыбаков обуявшей. Тут каждый сам решит. Задача мне не по плечу - мысли природы-матери угадывать.
Лунок с десяток. Каждый выбирает понравившуюся. С одной стороны лотерея, с другой интуиция. Кто во что верит. Саня запускает первым, глубоко. Катушка весело жжужжит. Федорыч поспешает. Соскучился по рыбалке на службе.

Следую его примеру, вовлекаюсь в рыбалку. Молюсь, кобру - безмотылку засылаю на дно. Ух, метра четыре. Вода прозрачная. Что там внизу? Дно. Тишина. Делаю проводку вверх. Мелкая быстрая тряска. Поднимаю, насколь могу. Тишина. Теперь вниз. Коли первой атаки нет, возможна вторая на подъёме на две-три четверти у дна. Тик-тик-тик, стучит кивочек, четверть за четвертью. Тихо. Саша размашисто, как мельница освобождает леску и пучины озера. Первая серебристая сорожка на льду. Ес!
Явно, не живцового размера. Да у нас любая рыба живцом становится. Будем гигантскую щуку подманивать.

Так бегу к нему за опарышем. Тут не до выкрутасов безмотыльщика. Вначале живцы, потом уж разные проводки и блесны. Цель поставлена.
Опарыш тонет быстро, стоп у дна. Кивочек вверх, плавно качнул. Рубка отозвалась сразу. Тук по черной палочке с бусинкой на конце. Так сорога известила об одобрении моей приманки. Рука взлетает вверх, вторая подхватывает лесу, не давая ей провиса и слабины. Несколько па. Будто балетный танец и ого! Хороша.

Ведёрко наполняет водой, сорожки резвятся внутри. Будет живчик - будет щука.

После нескольких рыбок, кивок застывает в изумлении. Сколь не мучаю его. Никого не хочет извлекать из озера. Федорыч тож горячится. У него вообще без поклёвок. Саня ж рыбой обложился.

Полт остается верным себе. Хочу, клюю, хочу, нет. И хоть прикормки засыпься, хоть приманки заменяй. Стайка ушла и придёт ли.
Саша ловит плотвичку за плотвичкой. Перемещаюсь к нему. Молчок. Пробую бурить в сторону. В одной из лунок обнаруживаю парочку заблудившихся матроскиных и плотвичку. Снова затихает.
Попавшиеся окуши наводят на мысль зарядить блёсенку.

Прям на льду монтирую снасть. Сегодня решил сделать без кивка. Только нитка, продетая в кольца, поводок и блесна на конце. Буду на руку ловить учиться.

Федорыч понарезал круги и вскоре базируется в двух метрах от Саши. Новая лунка в такой близи не производит впечатления на подводный мир. Клевало и клевать буду. Теперь уж в две руки наполняется ведерко.

Обошёл набуренные лунки. Подводный мир глух к моему блеснению. Сажусь на кузов, успокаиваюсь. Мысли стройно, как облака плывут чередой, будто в туннели. На небе начинаются прояснения. Погода явно налаживается. Может весной пахнёт.
Наблюдаю, как рыбаки орудую кивками. Затейливая игра. Лёгкий задев сорожки, мелькает подсечка, вздох, мимо. И вновь ласкание глубинных горизонтов, порхание мормышки и подход плотвички. Ель-ель тронула.

В ведре бурлит жизнь. Рыбки суетятся, булькают, брызгаются

Сверкают плавники, хвостики. Забавно
Больше двух десятков. Можно ехать ставиться.
Федорыч остается долавливать хитрого живца. Ему в радость, рыбкой позабавиться после Двинского ерша и редкого окушка в Шарабанах.

Мы же направляемся бороздить еще неизведанные просторы огромного озера.

Для постановки жерличек выбираем мыски. Одна, две, три щуколовки в зависимости от изгиба мыска и переезжаем к следующему. Глубина различна. Подгадываем по цвету льда и краю остатков снега, выступающего наплывами с тайги. Тут глубоко, здесь уж ил из лунки прёт. Угадайка, рыбак!

Мотобур вещь. Лениться не дает. Завёл, заурчал, минута и лунка окружностью на сто пятьдесят готова.
Саша ищет места, я ж вымеряя глубину, снаряжаю и заныриваю снасти.
Спористо кипит работа. То ли рыбалка, то ли промысел. Спорь, не спорь. Все ж основное проверить новые места. Поизучать повадки щуки в нашем краю озера. Где она гуляет, где ж не появляется. Знания хорошо, опыт лучше :)

Часа через два, может больше, возвращаемся к Федоровичу. В заливе-штанине поставили понравившиеся места, некоторые заняты, обходили стороной, чтоб другим рыбакам не мешать.
Видим ещё издалека, Федорович руками машет, то, и дело что-то в канн кидает.
Подъезжаем.  Ба! Да у него хвосты из воды торчат.

- Сколько их там?
- Не считал.
Часть уж на льду лежит, не влезла.

Да, тут и сижок попался! Молодец, Федорович, отменный рыбак!

Показывай, показывай его поближе!

Саша пробует на балансир. Рыба отказывается. Да и у Федорыча, азартника, постепенно затихает.

Не сдаётся, бежит по соседним лункам.
Не-е, хватит на сегодня. Норма поймана :)

Раскладываем в две ёмкости.
Покрупнее оставляем в улов и на уху. Теперь достаточно на все времена.

Возвращаемся обратно, просторы озера и просторы неба, гряды, волны облаков

Синь небес

Ракеты елей устремленные ввысь. Кроны бойких суетливых берёз позируют средь мохнатых великанов.

Фёдорович, балансирующий на кузове, укрывается от проказниц - брызг и крупиц наста, рождённых рьяным Етишкой.

Эх! Покачнуло! Как он там удержался? Сидит, сидит, наверно, улыбается про себя. До чего добрая душа человек. Ни разу крепкого слова от него не услышал. Бывают же люди!

Небище прижалось низко – низко. Сейчас. Заденет по шапке. Пригнуться что ль ;)

Остров выплывает за островом, открывая новые врата в сказочный мир

Стражники листва возвышаются

Огибаем поворот, снежник почти кренит в вираже. Вжимаюсь в сиденье, пальцы впиваются в поручни. Захватывает дух. Струхнул, что ли ;)

Оглядываюсь назад. Облака торопятся, следуют дорожкой за нами. Может перепутали со своим вожаком

Иль бегут рядом, как верные товарищи
Солнце прорвалось, заслепило глаза, щурюсь, купаюсь в его тепле. И скорость не мешает отдаваться его ласковым лучам, наоборот наполняет необычной свободой, вольным ветром и полной отрешенностью от мирских дел.

Горбатые берега. На одном из островков избушка. Теперь и пойми где. Да ладно, по следам найдем. Отсюда не рассматривал озера. Может там, или там, заблудились :)))

Остатки жерлиц решаем поставить за островами. На середке озера глубокая канава. Николай с Сергеем с обеда окуня хлещут. Показывают полные кульки. Попались и красавцы под полкило. Остается лишь облизываться. да записывать себе в программу пребывания посещение столь щедрой местности.
Федорыч остается с рыбаками, мы ж летим к ближнему мыску. Поставушки готовы. Саня врубается в сухой лед. Бур натужно завыл. Непонятки. Выхватывает шнек вверх. Лохмотья песка сыплются с ножей. Блин! У-уу-угораздило :(
Саша: "Не волнуйся, ножи выдержат".
Отходит метров десять в сторону. Лунка готова, правда, не так бодро, как в прошлые разы. Однако бурит.
Меряю глубину. Слишком много. Надо ближе. Снова мычит моторчик, снова летят в сторону снежные стружки, вуууу, лезет вверх песок.
Вижу, по лицу товарища, хана пришла нашим ножам.
- Запасные то есть?
- Нет, только на сто тридцать.
Попали?! Да нет, всегда есть выход. Начинаем искать.
К нашему счастью у Николая нашёлся старый изрядно поработавший брусочек. Открутили моровские ножи, и стал их править. Наслышан о сцецзаточке и закалке, да нам деваться некуда. Нож полукруглый с зубцами. Прижал рукой к крышке рыболовного ящика и давай по лезвию с оттягом на себя шмолять, тру бруском стараюся.  С бруска песок летит, на ножах начинают появляться царапки. Подаются, подаются.  Разиков сто провел, смотрю ситуация то выправляется, начинает фаска на внешней стороне ножа появляться. Отлично. Дальше сижу, правлю.
Саша с Федоровичем пытаются окушей на балансир словить на канаве, да куда там. Толи время упустили, толи окуни уснули, иль выловлены все. Ни клюет ничегошеньки. Через полчаса прикручиваю ножи на место.
Завожу бур, пробую. Мотор заурчал. Ну, давай! Несколько оборотов и изо льда начинает подниматься снежная крошка. Идет, тихонь, с небольшим нажимом и все ж идёт. Эт, она техника импортная, в наших руках люба ремонту поддается.
Супер! Заработало!
Воспряли духом. Мчимся обставлять трестовый островок  на середке озера. Очень он привлекателен. По кругу буримся, бур бережем, чтоб снова не въелозить в песок. Саша осторожно делает лунки, при первом же подозрении прекращает и отходит глубже. Первый раз, глубину не знаем, никак не подумаешь, что на равнинном озере такие резкие перепады случаются. Прихожу ко мнению о ледниковом происхождении. Именно, когда ледник полз, процарапал на земле-матушке канавку, её потом озерина и заполнила. Глинисто-песчаные берега быстро дожди и талые снега заровняли, подводные же кромки остались, как и были, остры и отвесны. Иногда перепад на два шага в метр получается. Почти горы.
Да, ладно, сейчас поставиться без происшествий.
Летим к Федоровичу. Особо клева не наблюдается.
Поймал пару окуньков. Что ж делать то. Да и есть уж очень хочется.

Может закончим, да ну его, в избушку!
Быстро время бежит.
Федорович заправляет супешник, макароны с тушонкой,

Мы за дровами. Лесину гарную выбираем, ель сучковата и звонка.  Ложим на озеро, кряжуем, укладываем в санки. Надолго хватит.

Топить то печь почти не надо, так один раз подкинуть для тепла.

Изба на редкость хороша, в ней и дышится легко и не продувается. До утра спишь в одной футболке, спальник, как коврик используешь. Стены в избе из лесин хороших, спросил, когда ставлена, дак, мол, уж лет полста стоит точно, может и больше. Хороша!

Супчик сварился, устраиваемся за столом в избухе.

Кушаем в удовольствие, в окошко иногда поглядывая, там лишь лес – редколес, да и озера не видать, высокий бугор не дает горизонт рассмотреть. Так через лес и в небо смотришь.

После обеда ребята поехали сорожку ловить.

Я ж  в избе остался, так немного по хозяйству позанимался,

Да решил блёсны перебрать. Взял с собой много, да пока ключика к сердцу рыбки не подобрал.
Спустился прямо у избы в заливчик.

Лунки старые подновил. Дальше то идти и незачем.

Стал блёсны перебирать, «Малёк», «Аква», «Срез», нет поклёвок. Лишь на «Срез» лёгкое шевеление, будто плавником задело нить. Может «Нимфа»? Причудливо у неё хвостик в обратную сторону выгнут, да и раскрас, что надо. На местных окуней с одной стороны смахивает. С другой стороны серебристая, будет напоминать местного ряпуса, гольяна или сижка. Окуня, рыбаки сказывали, вытаскиваешь, изо рта малек серебристый, как сабля тельце, выпадает. Что ж пробую, вновь обходя приготовленные лунки. У берега в заливе,

Подо льдом три четверти будет, стук по удилищу!
Делаю несколько па. Вновь тырбуснул, промахиваюсь с подсечкой. Отхожу от берега метра три. Снова заныриваю блесну. Перепад почти на метр. Опускаю до дна, вверх на полметра, вниз, замер на секунду. Блесна тольк на хлыстике отыграла, снова вверх. Приманиваю окушка. Не даю ему к атаке перейти иль блесну толком рассмотреть. С десяток раз подкинул и замер в нижнем положении. Тук, весело отдалась в руку поклёвка. Мигом подсечка. Окушок упорствует немного и появляется из лунки. Эка, радость.

И окушка поймал и блесну будто нашёл. Завтра буду на неё с утра пробовать. Сейчас уж солнышко село, и темнеть начало, и окунь всё равно проклюнул. Знать, завтра дело будет!

Подъехали Николай с Сергеем, смеются, мол, как рыбу со льды вывозить будешь, зовут от избы чай пить. Да я и сам уж готов рыбалку завершить.
Вскоре возвращаются и Саша с Федоровичем. Не очень сорожка к вечеру порадовала. Так чуток поклевала. Размещаем живцов в ведре и канне, чтобы не много было и кислорода хватало рыбёхе на ночь. Утром же сразу можно жерлички будет проверять.
Сушусь у костра.

Слушаю байки Николая, как на Карм озере, что у посёлка Кодино сиг крупный раньше ловился. От полу килограмма и более. И клевал только до десяти утра. Потом ни-ни. И о том, как налимов там трех-пяти килограммовых ловили. И было их столько, что брали лишь одну печень. Эт, надо ж по нашим то временам, какое варварство. Тогда же природа богатейшая была и казалась неисчерпаема. Потом пропал сиг, хариус, налим стал мелкий, зато появился крупный окунь. Да и щука стала крупнее. Так меняется экология, меняется и видовой состав рыбы. Вряд ли сильно это зависит от рыбаков, пожалуй, больше от состава воды и воздуха.

Сергей же рассказал, что на Слободском озере, что по Вологодскому шоссе, ставили они в своем время базу Новодвинских рыбаков и охотников. Два года леща и щуку разводили, даже сига запускали. Цифры называл в сотнях тысяч выпущенных особей. Был ихтиолог, который следил за вылуплением мальков из икринок в огромных специальных колбах - аквариумах, был генератор, были люди, что леща привозили, щуку с озера и отдавали на развод. Строили дорогу до базы. Гатили, отсыпали. Завезли оборудования для добычи на озере сапропеля, оказалось, что слой его достигает нескольких метров. Самое страшное, что верхние два метра нанесло буквально за пять лет, после мелиорации. И верхний сапропель коричневого цвета.  Получается, озёра после мелиорации быстро мелеют, состав воды меняется. Теперь понятно, почему со временем на озере пропал сиг. Потом перестройка, общество развалилось, базу скупили за бесценок. Стал там хозяйствовать некий Юра, приписавший все дела себе и возомнивший себя пупов земли местной. С тех пор Сергей туда ни ногой.
Тихо разговоры текут под треск дровишек, да колыхания ласковых языков пламени. Греют они людские души, оттаивают те, льются рекой воспоминания о днях прошедших. И нет в них сильной злобы и горячности. Есть судьба таёжника, северянина, русича и всей земли северной.

После Чернобыля, получил Сергей пенсион и минус по здоровью. Так сейчас на том пенсионе и поживает. Вродь, хватает на хлеб с маслом и дает возможность по тайге ездить, да на Двине рыбу промышлять. То, что порассказывал о контактах с представителями рыболовных правоохранительных органов наших оставим за кадром. Чё говорить. Были мы при царе - батюшке и давал он в прокорм служивым людям земли, так мы там и остались. И законы, что принимаются, ничего не меняют, лишь мороку простому человеку лишнюю устраивают. До смеху доходит. Раньше просто так сети ставили, просто так  рыбой откупались. Сейчас надо путёвку поиметь, дак всё равно рыбу надо в гостинец паковать. То ведь длину сети мерить начнут иль ячейку найдут более оговоренной иль ещё чего. Оно всегда есть, что найти, что не так. Закон тут не причем. Наши традиции, воспитание, наш образ жизни здесь первое место имеет. И никак это за мигом не поменять, на то десятки, то и больше лет надо. Только так во времени река русло меняет по чуток, чуток и пошла по другому руслу.
Затемнело на небе. Все уж спать ушли. Мне ж в первую ночь никогда не спится. Последним повалился. Ель спальник из-под Федоровича освободил. Он уж богатырским сном забылся. Ничего не чует и не слышит.
Спать. То скор засветает.

Второй день счастья
Будильник на четыре утра поставил.
Поеду с утра на канаву. Окунь проснется, я уж тут, как тут с белёсенкой подготовленной его поджидаю.
Чайку кружки три перед сном, это обязательно. Ни с чем озёрну воду не спутаешь. Она прям, как бальзам в тело попадает. Пьёшь, пьешь, и напиться не можешь.
Проснулся, глаза приоткрыл, темно иль чуть светает. Чу, есть небольшой Светок чрез оконце.
Глянул на мобилку, без пяти четыре. Буду вставать, да и будильник выключу, что ребят тревожить. Налобник засветил. С ним удобнее.

Чайник разогрел

Залил каши пакетик и термоса горячим кипятком. Чайку заварил. Покушал не спеша.

Подтопил чуток печку. Пусть ребята в сухом воздухе поспят еще, понежатся. Знаю, что Саша первый день до полудня отсыпается, да и понятно, дорога в десять часов, да без сна ночного, третьи сутки, говорит, что не спал. То собирался, то в пути были.

Потихоньку притворил дверь. Живцов в волокушу поставил, они уж на бок ложиться стали. Как приеду, сразу воду поменяю, отдышатся. Буры положил, снасти. Завёл Етишку

И почапал на канаву. До неё попрямой с полтора километра не больше.
На озере тишина, всё спит, еще утро полностью не вступило в права, ещё солнце не осветило горизонт. Синева ночи лишь отступать стала. Ни ветринки.
Подкатил к веренице лунок.
С каких начинать пробовать? Их за вчера неменьше сотни набурено. Приготовил блесну. Прикинул, где следов больше натоптано, по тем лункам и пошёл не спешно.

Клёва нет. Толь рыб спит, то ль  ещё чего, одно знаю точно, под лежачий камень водица не течёт. Потому с лунки на лунку перемещаюсь. Блёсенку вверх подкидываю, да пробую по разному играть. Ключик к окушкам подыскиваю. Должны. Должны они быть. Где стайкой стоят, меня поджидают?

От снежника уж метров с полста, поди, ушёл, может более

И первая поклёвка ровно в полшестого утра.
Окунь отозвался сразу. Только запустил в лунку. Подкинул, и замер хлыстик. Тыкнул сноровисто, будто долго меня ждал. Вывожу быстро, только б не сошёл.
Первого обязательно надо поймать, что рыбалка заладилась. И еще нельзя думать, что, мол, сейчас наловлю. Точно клевать весь день не будет. Примета така.

Небольшой полосатик, и проворный какой, никак фотографироваться не хочет. Заметил, что окуни в озере очень живые, сопротивляются сильно. Когда же вытащишь на лед, расщеперят колючки в руку не взять.  Приходится подождать, пока пыл у них спадет.

Половил в лунке минуток с пяток. Больше тыков нет. Ладно, пойду дальше, потом вернусь, снова попробую, может кто и подойдет, или бывает окушок стоит у лунки, смотрит на блесну и не берет. Когда же уходишь минут на десять – полчаса и снова блесну запускаешь, он агрессивно атакует.
Лунки три молчат, на четвёртой. Подкинул раз десять. Собрался было переходить, стал поглядывать куда лучше перемещаться, чувствую в руку ударчик. Сразу  скажу, что понравилось без кивка ловить. Можно на хлыстик смотреть и визуально следить за поклевками. Хлыстик заметно покачивается при атаке окушка, либо по сторонам, что я в основном и делал. Любовался миром окружающим. Поклевка же в руку чувствовалась. Скорее в пальцы. Брал уду за самый кончик, лишь тремя пальцами удерживал, снизу указательным и средним. Сверху большим. Чуткость передачи поклёвки на руку становилась намного выше. Тык и рука моментально среагировала.
Матроскин на льду

Весь тройник забрал, активно схватил. И цвет у окуня отличный от предыдущего. Тот черный, этот песчаный, светлый. Дно получается, то илистое, то песчаное. Возможно, цвет блесны тоже надо менять. Я ж пока на отработке навыков игры и вываживании тренировался.

Так, как ловил на плетенку, то перестал со временем наматывать её на руки или перебирать с руки на руку. Плетенка совсем не амортизируют потяжки рыбы и довольно часто случались сходы. Поэтому стал просто отходить с удой от лунки, сглаживая удары вываживаемой рыбы хлыстиком. Иногда далеко отойду, глубина и шесть метров, и более, рыбка и лунки выбирается. Удочку ложу. Иду, отцепляю, потом блесну в лунку спускаю и удочку за плетенку подтаскиваю. Получалось нормально, и нитка совсем не путалась.
Прошелся, размялся, перегнал Снежник поближе. Пусть глаз радует своими прекрасными обводами

Вернулся на лунку, второй окушок сразу схватил. Отдохнула лунка.

Не знаешь, как и блесну взять

Горазд колоться

Снова минут двадцати тишина. Даж загрустил немножко. Вспомнился вчерашний улов Николая с Сергеем. Сам подкину, опущу, постаю, подожду, посчитаю до 10-ти иль тридцати, иль сразу поддергиваю. Как настроение ляжет. Окунь то постоянную амплитуду любит, то начинает на рваную хватать. То ж сам себе на уме. Стараюсь подобрать оптимальный вариант.
Глянул на хлыстик, в этот момент его и прижало чуток. Так и не понял, почувствовал потяжку в руку или скорее увидел. Сам плетенку тяну.
Пытаюсь усмирить.

Да он из руки вывернулся. Притих.

Ух! Хорошо прихватил тройник. Странно. Атаки активные. Может рыба подвыловлена, и пока на канаву не скопилась.

Перехожу от лунки к лунке. Поиск, основной метод сегодня. Через десять минут новая атака у дна.
Ещё один окушок

И потом с полчаса ничего. Проверил с десяток лунок. Не катит. Возвращаюсь с другой стороны к месту поклевок. И, о радость, уда пошевелилась в руке. Есть, за ним второй
Разноцветные с одной лунки!

На озере тишина, тишина, чу, слышу, скряб пошёл по льду. Поднимаю глаза. От избы кто-т с волокушей спешит. Поеду кА навстречу. Подвезу до канавы. Только подумал, тут в раз пару окушков провернулось. Ну, бывает же так, только соберёшься другим делом заняться, рыба тут, как тут. Не отпускает :) И не говори, что она наших мыслей не слышит. Сколь раз замечал, от настроения клёв сильно зависит. Чем радостней на душе и меньше об улове думаешь, тем лучше клёв!
Сгонял, то Федорович проснулся, рыбалка спать не даёт.
Приехали, расположились.

Третьего окушка подловил.

Чуток покрупнее предыдущих

У Федоровича что-то не заладилось. Походил, походил вокруг, да потом ко мне под бок просверлился. Окушка, другого поднял. Настроение в гору.
К тому времени и у меня полянка образовалась.

Проворно так поклевало с одной луны

Душу отвёл

Приехали Николай с Сергеем. Побежали по лункам.
Да не тут то было. Нет вчерашнего клёва, хоть тресни.

Долго не усидели рядом с нами. Начали поиск. Николай в итоге в том месте, где я часа два назад ловил, надыбал стайку. Замахал проворно руками. От молодец. Сам же пошел в другую сторону искать. Метрах в ста на новой лунке, окунь атаковал. Интересный вид имеет плавник.

Будто кто-то выгрыз часть перьев.

Федорович тоже к Николаю подался. Не усидел на месте.

Поехал проверять жерлицы, что были установлены у трестовой мели. Размоток много.

Щуки нет и нет.

Наконец, чувствую на конце нитки слабое сопротивление, резко провожу подсечку и веду к лунке. Сопротивляется малехо. Приятное чувство вываживать рыбу. Ведешь, она чуток подтягивает на себя, пытается уйти. В лунку. Небольшая, зубастая.

Снаряжаю жерличку и дальше следую по ряду.

Обошёл мель с южной стороны, переместился на северную. Здесь значительно глубже. Странно, размоток меньше. Возможно солнце, из-за тресты слабже прогревает эту сторону.
Лунки ледком прихвачены.

Заправляю очередную жерличку. Саня топает от избы. Понятно, еду на встречу другу, оказалось, он и не помнит, что вчера сказал, сам дойдёт. Проснулся в девять, покушал и сидел нас ждал, хорошо мужики приехали, сказали куда мы подались. Успел поучаствовать в процессе.

Оболом, снова пусто, ни зубастой, ни живца

Допроверяли вместе жерлицы. Вернулись к Федоровичу. У него слабо совсем.
Что ж пора проверять и другие жерлички, Федорович решил остаться на канаве и потом по обстановке. Мы ж поехали щук смотреть по другим местам.
На первой же поставушке сработка. Напарник с трепетом выводит. Первая у него на рыбалке.

Щурь небольшой. Улыбается.

Кто ж его так потрепал?

Новая проверка, и новое разочарование. Как умудриться сорожину потаскать, пожевать и бросить?

В половину первого поднимаем ещё одну!
Травы то намотала!
Распущено метров пять.
Вначале натяг был.
Уже обрадовались.
К лунке подводить стали, тут нить и обвисла.

Сена полный «самосвал».

Времени около полудня, и меня посещает удача

Настоящий китаец :)

Вах! Хороша!

Вау! Сане опять не повезло.
13.20
- Теперь точно сопротивляется.
- Идёт, идёт.
Вода из лунки понеслась на лёд. Торпедой вылетела на свет!

Ишь, как заглотила. Теперь как-то снимать надо. В попыхах зажимы забыли

13.30
От же напутала! Сразу и не разберешь!

Да, стой ты, узлы затянешь!

Так-то лучше
Упитанная какая :)
Неужель во мне столь радости проснулось.
Много ль человеку надо?

Пару-тройку щучек и душа поёт
Что ж, около двух, проверка закончена. Едем ловить живца.
Саня мне выдает уду с мормыхами. То я уж отвык на озерах на них ловить, то безмотылка, то блесна. Тут зачетные шарики и кивок почти сиговый.
Достал дна. Притих. Чуть качнул. Замер. Пару леких подъемов, размашисто взлетает приманка на глубине. Будто в киселе. И медленно опускается ко дну.
Остановка.
Тик.
Иди ко мне сорожонка.
Ой, первые окушок попался. Светлый то какой!
Что ж, тоже в дело пойдешь. Тебя щука не боится. Берет реже, зато увереннее хватает и чаще попадается.

Снова запустил, и пошло – поехало. Сорожка нас ждала здесь ещё с ночи. Да мы ишь, припозднились

Саня усердничает. Руками размахивает. Аж, шапка на затылок!

Тож окунишка в награду за усердие.

И небо поднялось. ПросветЫ пошли. Синь!

Сорожка булькает.
Ждёт новых наших побед

Подловили живцов. Полетели ближе к дому.

Саша едет, не спеша, тепло, солнце наст растопило. Оглядываем берега. Где, какое место приглянется. Подъедем, посмотрим. В следующий раз с палаткой думаем остановиться.
Замечаем слева на взгорке остатки навеса.

- Как там?
- Поднимайся, класс!

Сколько ж этому навесу лет?

По доскам разросся лишайник, некоторые треснули под тяжестью снега.

Сухие палешки так и остались на невостребованной скамейке

Путешествие в прошлое
Место понравилось, может на нем в следующий раз и остановимся.
Озёро уж ждёт, играет красками поднебесье.

Вихрем несемся к своим местам.

Где-то там Федорович скрывается с гигантским уловом

Ага, нашли.
Он покинул канаву и в поисках убрел под берег. Обходя заливчики и мыски, на свале напал на стаю. Окунь не давал мормышкам упасть на дно. Душу отвел по полной. Огромный пакет горбатых набил. Сорожка тож приятная провернулась.

От же азартник. Сейчас довольно похаживает, улыбается. Что опоздали на клёв ;)

С  Сашей запустили блёсны в дело

Не остались в долгу. Неча х-хвастать :)

Поймали по паре полосатых да крутнулись по ближним жерлицам.

Снежник, как пуля летит

Одна размотка.

Брошенный

Что ж делать. Сегодня днём ни клёв. Что ж поедем к Федоровичу помогать.
Окушок на свале затих. Отошел вдоль берега в сторону, примерно на той же глубине расположился. Подсадил червячка на блесенку. Посмотрим, как оно?
Запустил, подкинул, замер. Уверенно так в руку отдалось.
Поднимаю, небольшой. И какой под вечер приятный.

Саша поглубже путик забурил. Свою рыбу ищет. Балансиры меняет. Подбирает

Оно затихать должно, тут расклевалось потихоньку.

Не, не могу, глаза слипаются. Солнышко греет. Сейчас с кузова упаду. И чего мучаться. Потопал к Снежнику.

Улегся на его мягкую перину – сиденье.
Заснул мгновенно. Не понял то ли явь, то ли нет. Лишь осознал, что далеко мысли и причудливы они, как сметана.
Так же мгновенно проснулся.
Федорович также трудолюбиво ловит, рыбу ищет по лункам.

Саша пригрелся на лунке. Тож что ли задремал. Нет, удильник подкидывает изредка :)

Вернулся к себе на знатную дырку

Окушок тут – как тут.

Закормлена была сытно. Может это помогло. Малек собрался. За ним окунь стал подходить.
К первому окушку, второй чуть помельче.

И что ж ты миленький такой голодный.
Осторожно снял, насколь можно, и обратно в луну отпустил.

Старший брат сразу пришел.

Потихоньку воду прихватывать стало

Солнышко за макушки прятаться. Последним теплом, одаривая нас и Полтозерье

Пора собираться. На обратном пути ещё щучку сняли.

Да так день и закончился. Тихо, спокойно, размеренно, как и все дни на этой великолепной планете

Третий день – 16 апреля
С утра спали и спали. Вставать совсем не хотелось. Рыбы было наловлено, блесны испытаны. Федорович  спозаранку собрался на излюбленный мысок.

Мы ж не спешна проснулись. День погожий, солнышко. Завтрак. Подъехали на снежнике двое рыбаков с города. Разговорились, то да сё. Отдыхать они не стали. Мол, поедем рыбачить. Предложили проверить свал от острова. Там в прошлом году отлично окунь ловился. С тем, погрузившись, мы и поехали в дальний конец озера ловить сорожку.

Саша хотел наловить ведро да засолить для вялки. Сорога жирная попадалась, спина толстая, должна вяленная вкусная получиться.
С утреца подмерзло, товарищ на снежнике втопил, аж задок заносит. Страшно. В итоге подбросило пару раз при пересечении оттаявших и поднявшихся над коренным льдом буранках. Обернулся, ящик открылся, из него удочки вылетели. Остановились, вернулись, погрузили обратно.
- Езжай, чтоб природу можно было смотреть, чё гонять-то.
Поехали неторопливо в удовольствие. Едешь и по сторонам наблюдаешь.
В заливчике, вообще, рай, от ветерка несильного укрыты, солнышко греет. Саня удочку мне выделил. Когда поводок стал вязать, с удовольствием узнал, что он на такую же леску, как у меня, ловит. Говорит, в магазине несколько попробовал. На этой остановился.

Опустили мормышки, тут же сорожка заклевала.

Крупная. С рукавицу. По несколько штук поймали, потом окуньки провернулись.

Наловили с треть ведёрка, и как отрезало. Потыкивает совсем мелкая сорожонка с мизинец величиной.

Сидим да отпускаем.
Прикармливали, пробовали по другим лункам, молчок.
Проверил жерлицу, что у ручья стояла размотана. Тащу азартно, думаю, там монстр сидит. Оказался огромный пучок травы. С прочисткой озерного дна!
Принес кружок к снежнику, так и не клюёт у Сани. Пошёл следующие, что поближе проверять. Первые две пустые.

Живцы не тронуты. Снимаю, отпускаю их в озеро. Вахту отстояли, пускай гуляют.

Третья распущена. Медленно выбираю шнур. Опа! Упор, резко на себя тяну. Потяжка, есть! Веду к лунке. Вода заходила, пошла наверх, за ней и щучка из луки пожаловала.

Небольшая. Около килограмма. Нормально.

С тремя снятыми жерлицами пришёл довольный к Сане. Щучку за собой тащу на нитке. Похвастался.
Глянул, у Саши удочку, что в стороне стояла, топит.

Чуть-чуть не успел, монстрика подсечь. Досада! Сошёл!
Примостился рядом. Сорожка малюська балует. Сдергивает опарыша и всё тут. Вдруг резкая потяжка. Даже не ожидал. Кивок вниз дернулся. Хоть оторопел, рука автоматом сработала. Чувствую, потяжелее сорожки будет. Окунь! Ого! Да это сижок пожаловал.

Монстр местный :)

Посидели ещё на лунках, половили. Клёва нет. Впечатление, что сорожья стая снялась с места прикорма, и пошла вдоль берега на солнышке гулять. Искать места, где ручейник зашевелился.

Сели на снежник, кузова с удочками у лунок оставили, мол, вернемся ещё, собирайся сорога, и, ай да вдоль берега проверять и снимать поставушки.

На мыску, в заливчике две жерлички рядом. Обе размотаны, на одной водорослей вытягиваем гирлянду, на второй, есть!
Саша тянет. Оба заворожено в лунку смотрим. Размотала много. Крупная! Не-е, мелкая. Жаль.
Вода пошла через край. Стандартный килограммовик.

Дальше по краю болотного залива, очень уютное местечко, ни поклёвки. Поди, зубастую пойми.
Под лесом мысок, залив, мысок, одна размотка и одна щучка.

Снова в залив с болотным берегом. Впечатление, что берег плавно сползает в залив, и почти не видна граница, где мох в воду переходит. Все поставушки распущены. Где сорожка покусана, где содрана, и никого. Удивляемся, как щука умудряется крючки иль тройник острейший выплюнуть.
На мысу размотка. Еся!

Дальше снимаем пустые жерлички. Переезжаем под островок. Из четырёх лунок одна небольшая щучка.
Потом под южным берегом жерлицы без поклёвок. Может под ним надо поглубже ставить, под северным помельче. В следующий раз обязательно проверим.
Так и идём, поднимаем крючки с живой сорожкой. Осталось на мыску, остриём в озерину выступающем, три посмотреть. На солнце под берегом камни протаяли. Мыс, знать, каменистый. От бы летом сюда попасть. Надо же до чего красиво.
Одна размотка, брошена, вторая без поклёвки. Саня из лужи поднимает последнюю жерлицу. Ставили, сухо было, за три дня получается, вода в озере с четверть прибыла.
Ведёт, ведёт, что-то!
- Ого! Даёшь!
- Хороша - говорит.

Со стороны вижу, и верно, не плохая.

Небольшой трофейчик есть!

Возвращаемся довольные к сороге. Она ответила парой поклёвок, да начала мелочь тырбосить кивки. Ой, малюськи какие. Долбят с разгону, думаешь, горбач, потом в конце кивок замирает, и видно, силы то у рыбёшки не хватает, начинает его трясти и отпускать наживку.
Ладно, достаточно. Поехали в сторону избы. Федорович свой мыс оставил и к избушке идёт. Дела не ах. С утра чуть побрало и затихло. Бывает и так у рыбаков. Вчера место разведал. Хорошо отловился. Сегодня на него. И там пусто иль мелочь полавливается. Крупняк ушёл куда-то и надо бы его вновь искать, да, кажется, вот, подождешь, посидишь, и стая красавцев горбачей краснопёрых вновь вернётся.
Притормозили, усадили Федоровича в волокушу и к избушке. Пора суп варить. Пока он кашеварит, покатили на основное озеро жерлички снимать. Только с избы. Смотрим, наши утренние знакомые ловят. Свал, знать, нашли.
Завернули к ним.
- Как улов?
- Да почти мешок наловили!  Клюёт на всё. Вначале на мормышки, потом на балансиры начали. И сейчас клюет, да мы кружки ставим.
- Понятно.
Порулили по своим делам. Под мысом, где бур в песок засадили, одна размотка. Вокруг острова несколько поклевок и щучка килограмовка.

Вернулись к мысу, где Федорович окуня надыбал, последний путик снимать. По пути к Николаю подъехали. Он в заливе несколько лунок рядком пробурил. Тоже рыбу ищет. Окунек рядом лежит. Машет руками, что, мол, ко мне подъезжаете?
Как сказали ему, как на свале клюёт, руками взмахнул як птица встрепенувшаяся, собрался в миг да бегом припустился к избе. Видать, за Серегой решил заскочить, своим напарником, что дремал в то время.
Вдоль берега одна размотка да одна щучка. Ну, наконец, съём поставушек закончили. Больше желания ставить нет и проверять. Наловились. Получилось, что сегодня домой, и, пожалуй, с жерлицами на этот сезон завершили.
Когда последнюю снимали, Федорович, видим, от избушки с волокушей выскочил. Нас заметил, остановился, постоял, и обратно пошёл, не хотя. От же не сидится рыбаку! От Николая, поди, услышал о бесшабашном клёве окуня, и побросал дела, понесся сломя голову рыбу ловить. Иж, азартный какой. Нас заметил, поостыл.
Подъехали к избе, он супец доваривает. Улыбается. Мол, вот супец варю, вас пожидаю, никуда ни бегал.
Сели кушать, Федорович, тут сам не свой, не может кушать спокойно. Будто на шило уселся, быстро, быстро ложкой махает, не разговаривает. Чаю не испил и бегом с волокушей на лёд.
Пока чай кипел, Саша, сказал, что тоже сыт, и что поедет до Федоровича, посмотреть, что да как.
- Что ж, езжай.
Остался один. Хорошо так. Спокойно.
Скипятил чайку, испил,

Печурку чуть подтопил

Да прилёг в избушке. Тишина, за окном солнышко играет. Прикимарил

Слышу, кто-то говорит, оказалось, Саша вернулся, поймал с десятка полтора Федоровичу нашему окуней и зовет собираться, сорогу долавливать.
Мне чего, я быстро. Накинул куртку, глаза похлопал и на снежник взгромоздился.
Минут через десяток уж у лунок сорожьих были.

Погода меняется, тёмные тучи натащило. Неуютно стало

Запустили снасти. Да сорожка нас не поняла. Мелочёвка трется об леску, киви дергает, крупной нет.

Что ж делать?
Саня и говорит:
- П-поехали к Федоровичу, окушей, хоть п-половим.
- Поехали.
Федорович один сидит на льду. Рыбой обложился, рассказывает с удовольствием: «Клевать перестало. Все разъехались. Как уехали, клевать снова стало. Ой, хорошо», и окуня вытягивает.

Что ж сегодня домой. Перед отъездом окушка с удовольствием можно половить.
Бурю три лунки слева, спереди и помельче от Федоровича, чтоб глубину определить, и где рыба стоит  найти.
На мелкой глубина метра четыре, ближе к месту лова пять, дальше шесть. В первых молчок. Удивило, что, примерно напросив Федоровича, тот знай, таскает, у меня ни поклёвки.
На последней сразу тычок. С первого раза промахнулся. Запустил снова блёсенку до дна. Подкинул. Ударчик. Подсекаю и отхожу от лунки, окунек за мной и лунки выпрыгивает!

Саша влево сместился. Тоже окушка вытянул. Говорит, что выше от дна, примерно в метре схватил. Не утренний клёв, конечно, да всё ж показывает. Сейчас разловим!

Второй схватил тут же.

Федорыч не усидел на месте. Покрупнее захотел. Забурился вперед. Пошло дело!

Саша, оставив свой край, к нам присоединился. В три блесны взбодрили окуня.
Слышал о таком наблюдении, когда несколько рыбаков начинают интенсивно играть в месте стоянки окуня, он начинает клевать.
По-моему у нас получилось!

Только запускают

И поднимают

Тучи то уже пузом о лёд трутся. Вот-вот разродятся дождичком. Не хотелось бы в дорогу.

Ага, на востоке просветы пошли. Может пробегут стороной

Ребята, как вышли на передовую, так с места не сдвигаются. Я ж проверяю на мели. Нет, явно сместился ближе к яме.

Сдвигаюсь дальше за передовую линию, глубина увеличивается на полметра. 
Подбрасываю, чуть задержка. Атака. Сильный удар. Теперь дело за мной.
Первый, второй…

Яро хватают блесну

У Федоровича подзатихло

Подбирает бур и бегом новую луну сверлить.
Крошка из-под шнека пеной летит. Тут никакого мотобура не надо, коли азарт забирает. Может это и есть счастье, так, ни о чем не думать, нестись с буром, сверлить лунки, закидывать блесну, ждать с замиранием поклёвки, чувствовать потяжку в руке и миг наслаждения ощутить, увидев растопыренного красавца на льду!

Саша обходит меня справа. Мельче. Интересный рельеф.
Тычков нет.

Сдвигаюсь вперёд. Победа будет за нами :)))
Хорош!

Приятно взять лаптя в руку

Хвост расправил, колючки в разные стороны расщеперил.

Сильный до чего
Вырывается! Оказник :)

За старшим в стае следует помельче. По ранжиру, как и положено

Саша три лунки сделал

И обратно убежал. Неужели стая с ямы ушла?
Федорович к Снежнику вернулся. Проверить старое место. Может там вновь собрался окуняра на вече слово держать :)

Двигаюсь дальше. Глубина немного больше. Свал заканчивается.
Ощутимый удар в ладонь.

Конечно, не лапти

Да и то.
Ишь цвет различный. Точно рыба перед свалом собралась. Ряпуса пасёт.

Саша возвращается ко мне

Потом делает путик из нескольких лунок в озеро. Я думал, мы уж закончили. Какое, у него только началось. И точно. Обнаруживает новую стайку окуней, теперь уже на другом склоне канавы, поднимающемся в озеро.

В полвосьмого вечера. Решаем сворачиваться.

Небо поднялось.

Появляются просветы

Летим к избе.

Надо собираться да паковаться. Съездили до "тайника" за рыбой. Морозили в снегу.

Перекусили на дорожку. Уложились в волокуши, сверху веревками перевязали покрепче, для Федоровича удобное место под бок оставили, чтоб мог дорогой полеживать. Он упаковался по полной.

Воды много выступило. Лихо на волокуше придётся.

Да вначале девятого попрощавшись с рыбаками, Николай, рядом с Федоровичем стоит. Левее Сергей. Спасибо, им, мужикам, что в избу приняли, и как с друзьями со своими лучшими с нами жили. Слева Геннадий с сотоварищем.

Тронулись в сторону дома.
Буранку не сильно развезло, думали за день здорово упадёт, да ничего, вполне держала, да и мы лихо держались «на яйце» дороги.

Федорович на обратном пути чуть не заснул, так ему уютно, тепло и хорошо на душе было :)

Часа за два добрались до машины. Нашли место без глины, да чистеньки в машину перегрузили вещи, загнали снегоход с волокушами в прицеп и порулили домой.
Дорога упала. Глины местами под бампер. Как Саша выдержал дорогу, так и не понял. Мы с Федоровичем иногда просыпались, пытались чего-то говорить и опять на полуслове выпадали в сон.

В городе к пяти утра лишь были.
Так и закончилась наша поездка на Полтозеро. Соберёмся ли ещё когда, планов то съездить куда много, да весеннее время уж очень коротко.
Было то в апреле месяце, сейчас уж май на дворе, послезавтра день победы. Светлые же воспоминания в душе хранятся и вряд ли потускнеют со временем.
Дай, всего хорошему тем добрым людям, что встретились нам и озеру красоты и благополучия.

7 мая 2011 года
 





Прокомментировать статью "Полтозеро. Весна."
 
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять отзывы
 
Логин:
Пароль:
Запомнить:
 
  Версия для печати  
  Возврат к списку  
 Все для рыбалки
Новости О Компании Каталог Контакты