Добавить в избранное
Логин:
Пароль:
Запомнить:
Забыли пароль?
Зарегистрироваться
Тел. +7-981-847-77-94
Пн - Пт: 11 - 20;  Сб - Вс: вых.
Переход в
оптовый отдел
Розничный отдел
Переход в
оптовый отдел
 
Главная Новости Новинки Каталог Статьи Инфо Форум Галерея Байки Конкурсы Вопросы Контакты
 
Статьи    
 
Статьи по разделам
ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА
ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА
ЛЕТНЯЯ РЫБАЛКА
ЛЕТНЯЯ РЫБАЛКА
МОРСКАЯ РЫБАЛКА
МОРСКАЯ РЫБАЛКА
Снасти
Снасти
Наша продукция в Интернете
Наша продукция в Интернете

Мы в социальных сетях:
Мы в социальной сети "В Контакте"Мы в социальной сети "facebook"Мы в социальной сети "Одноклассники"Мы в социальной сети "Мой мир mail.ru"Мы в твиттере




 
 

Рыболовные статьи и истории

 
Возврат к списку 28.12.2010
 
Мураканы 2010
 
 
Версия для печати
 
 

Впервые открыл крышку нетбука. Ни с чем не передаваемые ощущения работать вдали от дома. Новогодние лампочки гирляндами свисают на окне Кофейни, жёлтые огоньки излучают тепло и радость предстоящего Нового года. Смотришь из тепла, улыбает: горожане на улицах ёжатся, прячутся за воротники и шарфы, прикрывают носы руками. Жгучий морозец завладел городом. Зима полноправно вступила во владения Северный краем. Столица Поморья заснула до весны под снежным одеялом, запульсировала теплосетями, напиталась бесконечными ночами и мимолетными часами дневного света. Такими мимолетными, что солнышко, не успев высунуть нос из-за левого брега Двины, уже прячется за горизонты ледяных полей. Ночь, долгая зимняя ночь и малюсенький коротенький денёк. Как тепло и мило в зимнюю пору сидеть дома у теплой батареи и придаваться мечтаниям о весне, лете и прошедшей походной осень.
...Огонёк мобильника весело замигал синим глазом, пора открывать крышку, иначе заверещит.
- Что опять? Едем. Однозначно.
Саня, Федорыч, Серебристый Джип, надёжные друзья. Миновав спящий Северодвинск, режем вековую тайгу курсом «запад», на Онежский полуостров, в край огромных щук, окуней, форели и кумжи, нашествий наваг и морских зубастых корюхов.
Чуть придавило задок, потащило в сторону, Саня спокойно выправляется: "Гололёд, да прицеп здорово потаскивает".

Киваю головой, выразительно посматривая на кюветные следы улетевших машин. Слишком их много по трассе. Впечатление такое, что каждый архангелогородец решил записаться в прошибатели дорожных брустверов.
- Что творится, что творится, ворчит мечтательно Федорович, вот в наше время, - и пошло поехало.
Федорыч, и правда, нашего, времени, живший в СССР, не жалует нововведений и разных ноу-хау. Раньше, однозначно, лучше! Кто ж против? Мы только "За!"
Так и едем, то слушаем песни того века, то новые, ударно-попсовые, то немножко русского рока.
Всё переплелось в России и как ни странно благополучно уживается.
Дорожные разговоры, то плывут, не торопясь, то затихают, то вновь зарождается язычком огонька вспыхнувшей зажигалки. Ухабы Онежского тракта заканчиваются, сворачиваем на Уна-Луду. Впереди лишь пара следов. Унская наважья эпопея закончилась. Народ наловился, напромышлялся, наполнил холодильники, угостил родных, близких и друзей. Теперь на месяц отдых, до подхода отнерестившейся наваги к Онежскому берегу. И тогда снова запестрит инет названиями Нижма, Вейга, Ухта, Пурнема, Лямца, Тамица да Кянда. И вновь понесутся колонны машин в пучину морей за вкуснящей и клюющей безбашенного наважей стаей. И как в  эт год до сих пор не выбрался на традиционный лов до сих пор не пойму. Похоже Тайланд совсем перегрел мои пульсирующие рыбацкие поминалки. Спасибо ребятам за рассказы и фотки, хоть так приобщился.
Быстро время летит, ещё недавно грелся в жарких краях, теперь уж адаптация дома прошла успешно. Тайга вновь захватила меня в свои жгучие объятия и, надеюсь теперь то, не отпустит никогда.
Два нехороших участка, где водители обречены идти лоб в лоб и выигрывает то кто первый прыгнет в сугроб, прошли ходом. Облегченно вздохнули, поглядывая на мелькающие слева огоньки деревни Уны.
- Раньше народ путал Уна-Луда. Даже не знали, что это две разные деревни. Теперь каждая деревня наполнилась своим рыбацким очарованием. В одной навага здорова, да пешим километров цать идти в другой помельче, да зато у берега прям. Ровный участок хорошо накатанной насыпи через низовые болота Унской губы. Въезжаем в Луду. Всё знакомо, будто тут и живем. Мостик, крестьянские дома в рядок, поле, налево к речке, причалу или направо к ферме к губе.

Сколь уж раз тут побывал ране. Сколь рыбы половлено. Помню, когда совсем негоже было, дак ездил, ловил, да в город вёз, сдавал. Были времена. Спасибо Белому морю, всегда поможет.
Останавливаемся на берегу у причала. Новая покрашенная бочка говорит о новых порядках в деревне. Похоже, за чистотой стали следить. Урну соорудили. Радует:)
За бортом минус двадцать четыре.

- Чёт обещанного в инете потепления не наблюдаю.
Федорович с ходу рвётся на рыбалку: "Да поехали. На озере ночью клюёт!" Шумит, активно подскакивая на заднем сиденье.
Я будто застыл, мумия, сонная и ничего не слышащая. На меня мало похоже. Может потому, что Саня знает моё мнение, и чего тут шуметь. Сейчас скажет решение. Так и будем делать. Мож поэтому.
- Время три, думал, в пять приедем, дорога ничего. Федорович спать.
Удовлетворенно хмыкаю.
- Тогда с еды начнём?
- Спать хочу, не могу, - вижу, у Сани закрываются глаза.
- Присоединяюсь.
Минут через пять машина превращается в сонное царство, при том никого не интересует, восколько мы проснёмся и проснёмся ли вообще.
Удивляюсь, как можно так крепко спать на одном сидении. Оказывается можно, иногда приоткрываю глаз, старательно навожу резкость на цифры «шесть ноль-ноль», «семь ноль-ноль». «Семь тридцать». Тянусь. Саня: "Сейчас будильник сработает".
- Опаньки, мы ещё и с будильником спали!
Четыре часа сна совершают чудодейство. Вместо ленивости появляется азарт желаний.
Что ж кушаем и в путь.
Мелькают термоса, бутеры, пельмени, настаивается каша. Полный желудок призывает к движению.
Выбираемся из машины, нехилый мороз пытается с ходу забраться за пазуху, прихватывает пальцы, ухи. Не даёмся. Залезаем в многослойные тёплые одёжи, на ноги обувка. Становлюсь будто медведь в передвижной берлоге.
Скатываем Снежник с прицепа.

Волокуши наполняются кузовами, бурами, подушками, грелками, палатками.

- Как мы раньше в маленькие санки всё укладывали? - с сомнением тру нос. На усах появились первые сосульки. Натягиваю для полной экипированности сверху плащ, надеваю капюшон.
Федорыч, как хан, усаживается на волокушу, я привычно на заднее сиденье снежника.

Трогаем.

Лыжня уходит сразу на реку, стрелой выносится в Унскую губу, пересекается со свежее промятым машинным следом.
- Ё-ё-ё, дак можно было на машине ехать?!
На самом глубоком месте, русле, поставлены зелёные ёлочки. Знать, переправа открыта и промерена. Блин. И чего мы мёрзнем на открытом воздухе, когда можно было с комфортом катить по льду.
Эх ма, испугались, похож, перестраховались.
След автомашины уходит влево вдоль берега. Мы ж рулим по припорошенным буранкам прямо через широкую часть губы. В основном ровно. Лишь в основном:) Иногда подлетаем к приличным ропакам, высотой со снежник, резко тормозим, перескакиваем наторошенный битый лёд. Снежник чуть покачиваясь кряхтит, волокуши звучно грохочут.
Хочу оглянуться, да посмотреть, как там хан Федорович чувствует, поживает. Не получается. Так навдевался, что стал безповоротным бугаём. Интересно, если грохнусь со снежника, сам смогу подняться:)
Саня в шлёме, ему то хорошо, мне ж морозец здорово щёки обжигает, хоть и скорость не больше шестидесяти. Приостанавливается у очередного ропачка. Погоди, стучу его по плечу, дай капюшон подзатяну. Довольный затягиваю капюшон. Вяжу бантик из верёвочек на уровне носа. Получается. Ладно, буду смотреть как в амбразуру.
Тронулись. Классно получилось. Коли ветер в лицо прикрываюсь шубницей. Руки то совсем не мерзнут. Тонкая шерстяная перчатка на случай, коли чего небольшое, мелкое взять, и большая шубница сверху вполне защищают от Деда Мороза.
Выезжаем в няши. Кутовая ровно идёт к заметному темной полосой лесу.
Потерянная нами колея авто, появляется слева, потом ныряет вправо в няшу и вновь возвращается. Вместе врываемся в лес. Небольшая избушечка слева на самом подъёме. Хорошо. Есть путнику, где пригреться или покушать. Поднимаемся выше, вековые ели обступают узкую дорогу. Ух! Подольше бы так, ветра совсем нет. Красотища то неписанная. Свет от ярких фар-прожекторов отражается от снега, сказка.
Чу, впереди появляется жёлтый отблеск. Увеличивается, высвечивается правая сторона дороги. Кто-то пробивается на встречу. Прижимаемся к бровке, выскакиваем на чистый снег. Нам почти без разницы, что по целине, что по дороге. Навстречу, шурша протектором, катит УАЗик-козлик. Надо же! Водила один. Вот же раз-два чешуя. Обмениваемся с Саней: "Да тут и Жигулёнок прошёл бы!" Знать бы. И чего заранее знакомым не позвонил? Мечтатели приключений.
Лес также быстро заканчивается, как и начинается. Плавно отходит дальше и дальше, уступая место прогалинам болота. Потом превращается  в небольшие островки на сосновом белом пустыре.
Заглядываю Сане через плечо. Экран навигатора заполняет синее озеро. Неужели скоро Мураканы!
Да вон же они. Заснеженное болото еле уловимо спускается к огромному белому плату, край которого лишь ограничивает на горизонте полоска синего леса.

Уже приехали. Раньше сюда на Уралах да вездеходах сутками бились. Сейчас, как по мановению волшебной палочки попадаем. Сворачиваем с основной дороги, идущей дальше в поморскую деревню Яреньгу. Заметные путики снегоходов пронизывают нитями многокилометровую поверхность озера. Выбираем наш. Отдаляемся от берега по касательной, плавно огибаем огромный мыс, делящий озеро на две части.

- Ого! Да мы тут не одни, - под дальним берегом видны мигающие фонарики. Ближе стоит снежник. Человека четыре уже расположились на рыбацих ящиках с удами. Замерли в ожидании утреннего клёва.
Останавливаемся на чистом месте.
Вродь в том году где-то тут ловили.
Забуриваемся. Мороз не даёт расслабляться.
После пяти лунок, чую, что пальцы начинает прихватывать. Ещё несколько просверлил. Ух! Н-не-ееЕ, чувствую!
Несусь к Сане в палатку. Он уже оборудовался.

Снасти запустил. Горелку включил.

Скидываю рукавицы, перчатки, сую кончики пальцев в огонь.
Так, так внимательно, то и сгорят, не замечу. Шутим, улыбаемся.
Товарищ уже ознаменовал рыбалку уверенной поклёвкой. Небольшой сижок трепещется на снегу.

- Как схватил то?
- Да отлично. На раз. Поднял кивок. Тут его и подсёк. Ещё несколько шевелений было. Да мимо. Странно нюхает, не берёт.
Подушечки пальцев потихоньку отходят. Трогаю. Один чуть обжёг об ласковое пламя. Остальные отогрелись, даже не ломит. Значит, не поморозил. Вовремя спохватился.
Вылезаю из палатки, пожелав Сане, "ни хвоста-ни чешуи". Замечено, примета отличная. Коли напутствуют тебя этим пожеланием, рыба всегда придёт. Всё остальное приводит к печальным последствиям, оборачиваясь длительным отдыхом на водоёме с абсолютным бесклёвием:)))
- Федорович, как дела?
Федорыч притих в зелёной палатке.

- Три сижка и окушок!
- Федорович, ты чего затаился и не кричишь? - от же скромный рыбак.
Вооружаюсь блесной "Шнягой" и удой со шнуром в 0.18. Сейчас проверим хищника Муракан. В старые времена, когда поверхность озера покрывали 66-ые, семёры, Уралы, и казалось, на озере рыбаку не протолкнуться, не редко звенели и рвались лески, да и окушок проворачивался под килло и больше.
Иду по лунам. Мороз, жжёт! Нитку схватывает быстро. Подкидываю блёсенку вроде нормально, замираю, считаю. Да вот на одном месте долго не продержишь кивок. Вижу, как ледком её прихватывает. Лёгкой поклёвки будет не заметить. Ничего упорствую. Меняю луну за лункой. Подброс, замирание, счёт и так дальше.
Ребята обмениваются новостями: "Поймал! Сход! Сбежал в лунке. Окушок попался".
Ухожу от берега по рядку лунок, возвращаюсь обратно по второму. Светает полностью. Чуть-чуть может ещё свету к обеду даст, коли разъяснит небо.

Вдруг три тычочка. Один за другим. Совсем лёгкие. Моментально делаю подсечку. Промах. Запускаю блесну вновь. Тишина. Может кто и притронулся, да замёрзший лёд не дает увидеть всех тонкостей игры приманки.
Подчищаю лунку, оттаиваю шнур. Играю. Пробую у дна, повыше. Видно, подводный житель решил ограничиться одним знакомством с моей "Шнягой". Заканчиваю круг. Кричу Сане: "Сейчас к тебе, чай приду пить!"
- Я пока не хочу. Наелся в машине.
- Ничего:)
Лезу к нему в палатку с термосом и пирогами. Знаю, Саня против пирогов не устоит.
Наливаю чайку в чашки. Подаю товарищу. Сам рассматриваю его темноватых сижков. Три штучки.  Шучу:
- Так за день и на жарёху надёргаешь!
Горячий чай придает новые силы к поиску рыбы. Затихший было азарт первооткрывателя, разгорается с новой мощью. Пойду сейчас на окунёвку ловить. Коль щучья "Шняга" не работает.
Выбрался на свет. С разгону и задору меняю блесну, показываю язык морозу, бубню: "Сейчас, как клюнет, от запущу".
Снасть готова, блесна булькает в подводный мир, вызывая новых рыбин на поединок.
Иду по заколдованному кругу. Сейчас на уде стоит леска. Обмерзание явно меньше. Лов вполне устраивает. Игра нормальная. Да рыба молчит. Пробую так и так, в итоге никак. Сам наблюдаю за командой ближнего снегохода. Они явно надыбали рыбу под трестой. Переместились туда и активно машут руками. Нас что-ли зовут:)

О поимке рыб соседями сообщаю Сане и Федорычу. В конце концов, они не усиживают в палатках. Первым выбирается Саня. Смотрит на рыбаков.
- Так, Федорович, я переезжаю к берегу, ты как хочешь.
Федорович тоже выбирается, подтверждает: "Еду".
Минут через пять снаряжённый Снежник перебазируется ближе в берегу. Смещаемся под тресту на уровень рыбаков. Разбуриваем новый участок, не тревожа удачливых сотоварищей. Ищем свою рыбу.
Бур мигом врезается в лёд, крошка и снег летит в разные стороны. Два прохода, лунка готова. Ещё и ещё одна. Накручиваю с цать лунок. При том бурю не только вдоль тресты, но и  в окошках меж травин. Будем исследовать новые горизонты.

Ребята берутся за удочки. Я ж бегаю с блесной.
Саня тут же вылавливает пару сижков. Федорович находит небольшую стайку окушков. У меня лишь одна поклёвка.

Приглядываюсь, как Федорович окушка ловит. Делает быструю проводку с тряской вверх, потом, мелко подыгрывая, снижается, замирает. В этот момент окушок и делает хватку. Шок! Окунь не клюёт на игру. Получается он сегодня в отсыпе. Мурашки бегают по коже. Блин, надо же так попасть!
Немного сомневаюсь в уловистости моей снасти на сегодня. Ладно, попытаюсь поставить блесну  "Срез". Он то на море корюха отлично зажигал даже на стоячую.
Забираю у Федоровича окушка. "Для опознания!" - шучу.

Опускаю его в воду, чтоб краски заиграли. Вытаскиваю блёсны из коробушки, прикладываю, нахожу сходство с раскраской рыбы. Так, беру эту, чуть желтоватую с глазком.
Начинаю обход. Перемещаюсь по лункам, ищу свою заповедную рыбу. Сомнения гложут одно за другим, может на другую блесну, иль снасть сменить. Даю себе слово до полудня продержаться. Там уж как звезды засияют.
Время к обеду. Моя уверенность тает со скоростью нарастания мороза. Крепчает шалун на глазах. Забирается, куда не попадя. Тут уж не до замены блёсенок. Вдруг, после одного из многочисленных подкидов, уверенный удар по кивку. Уда приятно пригружается подсечённой чудесной рыбкой. Ввожу в лунку. Глаза засверкали радостным сиянием и сильно таки большие стали, аж, с блюдечко чайное:)

На блесне приспокойненько расположился сижок.
Сиг на зимнюю блесну Aqua Срез
При том заглотил полностью тройник. "Надо же! - восклицаю я, - он ещё и хищником заделался".

Рассматриваю.
Торпедно-ракетные очертания, очень напоминает по цвету и форме хариуса. Говорят, что сиг, кто называет его "чиром".  Странная и очень интересная рыбка со своими повадками и ареалом обитания. То, что она нерестится под Новый год подо льдом, вообще ни в какие ворота не лезет. Полагаю, это связано с наименьшей активностью в данный период основного природного врага сига - местного окуня.
Сии думы наводят на мысль, что пора менять снасть. Коли уж есть окунь, то ему самое время сейчас дремать.
Ставлю дом.

Достаю безмотылки. Огромное спасибо Диме Рокоту и Сереже Докс за подарок.  Запускаю обе.
Одну с ниткой

Вторую с тонкой леской

Пробую без наживки, тишина и покой. Меж тем слышу, что ребята потаскиваю рыбку.
"На что ловится?" - кричу погромче.
У Фёдоровича, опарыш, мотыль, у Саши есть дополнением хвостатик.
Бегу к нему. Прошу пару на пробу.
Заряжаю обе мормыхи. На лесе 0.08 беленькая малюська, на шнуре 0.06 зимнем чёрненькая. Играют обе изумительно. Пожалуй, не сказать, что на шнуре мормыха хуже как-то чувствуется.
Наживляю на обе по  хвостатику. На шнур поклёвка иль зацеп. В итоге вытягиваю мощное корневище. Плюс один в пользу шнура с его разрывной нагрузкой более 3.5 кг. Первая поклёвка на леску. Берёт легко, будто ёршик трогает. Даже сомневаюсь подсекать ли. Кивочек чуть приподнимается, потом опускается. Смешно смотреть. Может ветер в палатку залетел. Да нет.
Подсекаю. Упирается. Веду легко, катушка на стопор не поставлена. При рывочках рыбки спокойно стравливаю леску. Голая рука рулит. Рукавицей, наверняка бы, пережал катуху и досвидос мормышка.
Серебристо-черное тельце булькнуло в проруби. Потянул на себя и нехотя, головой вперёд сижок выбирается на лёд. Первый есть. Ура!

Теперь начинаю играть на обе уды.
Обращаю внимание. Потрясу на леску. Тишина. Беру в руки мононить, играю, потом возвращаюсь к леске, и тут же поклёвка. Будто надо какой-то передых, или смена игры нужна, или подойти рыбке да со стороны посмотреть. Забавно. Периодичность подтверждает выводы.
Сижок!  И снова попался, постепенно добираю до восьми. Заветная цифра. Отсюда почему-то у меня счёт переворачивается и начинается в обратную сторону. На сковородку видно десяток входит. Вот и хочется уже домой наловить, своих угостить.
Десять. Класс!

Наливаю себе чайку. Жую зубодробильнозамороженный пирожок. Скусно, аж жуть. Ноги подзастыли. Ловлю на коленках, так, кажется, лучше кивки играют, когда носом в лунку упираешься.

Даю себе слово, в следующий раз взять раскладной стульчик. Эк, если б всё успевать, что хочется!
Подсекаю серебристую рыбку, и что за примета! Сход. Сколь раз себе говорил, не считай, пока не вытащишь, тут, будто кто-то за спиной прошептал: "Д-двенадцать". В лунке сход.
Играю, мормышки танцуют разные зажигательные па. Наслаждаюсь игрой кивка, можно сделать любой пируэт. Только на нитку не клюёт. Меняю темную мормышку на малюсенький золотой банан. Слабенькая поклёвочка. Рыбка сказала, что она здесь, что нитка не нравится, и отошла. Беру уду с леской, и тут же азартная атака. Подсечка и двенадцатый на поверхности. Теперя считаю уже рыбку на льду.
Рыбалка идёт своим чередом, палатка постепенно погружается в сумерки. Через прорывы в пологе вижу, что на уле светло. Понятно. Осталось совсем немного времени.  Холод завладел мной, проказник. Представляю ближайшую поездку на Снежнике. "Не-е, пора заканчивать. пару сковородок поймал, мне вполне хватит". Посчитал, с полтора десятка будет. Домой жарёха, мне удовольствие. Собираюсь. Кричу ребятам, что пойду, прогуляюсь да посмотрю красоты.  Руки отгреются, может поснимаю немного.
Собрал, упаковался, сходил за снежником, вытряхнул из санок набившийся на передней дороге снег, прогрел машину, подогнал к товарищам.
- Ну, я пошёл, желаю вам по окуню с килограмм, и чтоб все мормыхи покусало:))) - смеются.
Как здорово в морозец уходящего дня бежать по зачиревшему следу снегохода. Будто ровная, ровная тропиночка убегает вдаль.

Шагаю, берега наплывают и уходят.

Мимо проезжает мотособака. Раньше на мыску стояли. Их боком обошёл.

Далече объехали. Может испугались, что к ним напрошусь в попутчики. Лучше пешим. Км три до берега. Там отдохнуть, орешков погрызть. Потом по лесу четыре. Хорошо бы у ребят в темноте поклевало. Хочется по лесу заснеженному прогуляться, там уж до машины двадцать останется. Совсем чуток.
Руки начали отогреваться, фотографирую закат. Какие ясные голубоватые очертания. Цвет Севера. Синева, наверно, мой любимый цвет. Вызывает у меня спокойствие и умиротворение. Я здесь свой. Мороз куда-то сбежал по своим делам. Шагаю, мысли то набегают, то убегают. Как лёгкая позёмка, накатывающаяся и ниспадающая с вершины бархана. Приближается берег, куда стрелой устремляется буранка. Слышу тихий шум движка. Оборачиваюсь. Наши летят. "Ух, не срослось". Придётся на Снежнике пилить.
Забираюсь к Сане за спину. Трогаем. Рукавицами прикрываю лицо. Со смехом вспоминаю, как завязанные с утра шнурки примёрзли к усам, и потом не мог открыть рта. Оттаивал, больно и улыбчиво было:))) То утром.
По лесу впереди бежит след от букса и волокушек. Бедного мотало як. Мож выпил чего?
На выезде у избушки останавливает мужчина. Рядок букс и четверо санок.
- Привет!
- Привет - говорю.
Он снова: Привет!
- Привет, - отвечаю.
- Как половили
- Нормально. Вы как?
- Тоже нормально. Дело такое, - и представительно начинает объяснять, прикольно так слушать. Будто нам задачу доводит. Может учитель:) - У нас сломалась собака. Вот на второй выбираемся. Она  плохо едет. Рыбы наловили по мешку, по 160 штук в день, три дня ловили, да нас трое. Вы, возьмите на буксир одни сани к себе.
Сижу, думаю, наконец, доходит смысл сказанного.
- Вряд ли получится, мы уже таскали санки от буксировщика, копыл оторвали, если хотите, цепляйте.
Видать хочет. Мужчина обходит нашу волокушу:
- У вас прицепное есть?
- Нет.
- Ну, тогда вопросов нет.
Едем, сижу, думаю, как раньше ездил подальше и хотел много, много поймать, очень много и возил, старался домой кузовами, коли получалось. Да выбирался с попутками иль ещё как. Сколь времени утекло с тех пор. Интересно, с какой целью сейчас езжу, могу ли себе дать ответ?
Лениво сечём Унскую губу, въезжаем в речку, поднимаемся на берег. 
…Таёжные дали мелькают за окном стального коня. Дремота наваливается. Поднимаю веки. Едем вокруг Севка по объездной. Вроде отоспался, начинаю болтать о доме своих родных любимых. И будто мысли пронзают мир. Звонок Наташеньки: "Как дела? Как скоро?" Буду, буду.  Не уже ль в мире всё так просто, всё гармонично и спокойно. Жизнь, любовь, своё дело, что дальше.

Мураканы. Декабрь. 2010

 





Комментарии по статье "Мураканы 2010"
Aieoiaio Aac Eiaie
 
 

 

Молодцы ребята, уважаю! И статья написана интересно, не для рекламы, а для души!

2011-01-05 09:55:32
 
Прокомментировать статью "Мураканы 2010"
 
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять отзывы
 
Логин:
Пароль:
Запомнить:
 
  Версия для печати  
  Возврат к списку  
 Все для рыбалки
Новости О Компании Каталог Контакты